Автор  Administrator

 

С. С. Бодрунова

РАМОЧНАЯ КОММУНИКАТИВНАЯ СИТУАЦИЯ:
КОНЦЕПТ И ПРАКТИКА

В британской культуре последних пятнадцати лет рост коммуникативных стратегий и объема коммуникации произвел решающее влияние на формирование британской версии постмодерной культуры через распространение в публичной сфере рамочных (фреймовых) коммуникативных ситуаций (РКС) — в отдельных сферах (политике, экономике), а затем и в публичной сфере в целом.

Такие рамочные ситуации отличаются стабильностью конфигурации в структуре коммуникативных отношений в той или иной сфере. Например, новая РКС принесет новую конфигурацию отношений между правительственными органами, органами политической коммуникации и крупнейшими медиа, а также их владельцами. Следует помнить, что рамочная ситуация, в которой коммуникация обрамляет процессы развития какой-либо отрасли или сферы, может возникнуть только тогда, когда коммуникация проникает в «стратегическое сердце» процесса принятия решений и каждое крупное решение соотносится с задачами коммуникации, стоящими перед принимающими решения инстанциями. Стабильные отношения с коммуникативной сферой (не только личные и процедурные, но и правовые, а также отношения по вектору «независимость—инструментализация») формируются осознанно и сохраняются в течение нескольких лет, подчиняя себе коммуникативный климат в медиасфере страны и формируя как «информационную оболочку» принимаемых решений, так и отношения медиа и аудитории СМИ.

Комплексное понимание рамочной коммуникативной ситуации базируется на концепциях риторической ситуации и стратегического фреймакоммуникации (фрейма правил игры). Концепт риторической ситуации был разработан более тридцати лет назад Л. Ф. Битцером и затем развит в десятках работ британских ученых, однако до сих пор не применялся для описания всеохватных процессов в медиапространстве. Риторическая ситуация включает «комплекс персон, событий, объектов и отношений, презентирующих актуальное или потенциальное тяжелое положение, которое


Бодрунова Светлана Сергеевна — кандидат политических наук, старший преподаватель кафедры международной журналистики факультета журналистики СПбГУ (e-mail: Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript )

[12]


может быть частично/полностью ликвидировано, если дискурс, сознательно введенный в ситуацию, так ограничит человеческое поведение, что принесет существенные перемены в это положение»1

При этом «тяжелое положение— это несовершенство/неполнота, маркированная определенным градусом срочности; это дефект, препятствие, что-то, что нужно исправить». Здесь важно описание риторической ситуации как стабильного положения; наличие в ней речевых и физических элементов; ощущение ситуации как критической или кризисной; возможность разрушить ситуацию с помощью нового дискурса. Предлагается расширить понимание риторической ситуации до ситуации дискурсивной и совместить этот концепт с идеей стратегической коммуникативной рамки.

Понятие стратегической рамки коммуникации разработано американскими теоретиками коммуникации Дж. Каппеллой и К. Х.  Джеймисон в рамках теории фрейминга и опирается на когнитивную модель эффектов фрейминга в политической коммуникации. Фреймирование (фрейминг) представляет собой создание когнитивной рамки (рамки понимания) для восприятия медиасообщения. Например, вопрос о запрете на лисью охоту в Британии мог интерпретироваться как нарушение традиционных прав британцев, а мог и как борьба за охрану эндемичных видов животных Британских островов. Рамка, создаваемая на стратегическом уровне, выглядит как рассчитанное на будущее «навязываемое восприятие» действий того или иного субъекта и поддерживается дискурсивными практиками и локальными практиками фреймирования. «Фрейм правил игры» предполагает встраивание в стабильную структуру коммуникации не только источника (например, правительство) и канала (например, газет и телеканалов), но и специальных органов коммуникации (например, пресс-служб) и «прописывает» правила отношений и степень близости всех контрагентов.

РКС конституируется одновременно в двух формах — процессуальной и когнитивной, т. е. одновременно в реальности (как устойчивая ситуация в коммуникации, где заранее известны правила игры, игроки коммуникативного поля и комплекс взаимных ходов) и как перцептивный фрейм (комплекс аттитюдов, интенций, ожиданий). Роль данного устойчивого комплекса факторов состоит в том, что он предопределяеткак коммуникативное поведение политиков и журналистов, так и отношение аудитории СМИ к любой коммуникативной инициативе в любом поле публичной сферы, т. е.

[13]

действует как самый широкий из возможных фреймов коммуникации.

При этом ситуация «может работать и в сообщении, и за его пределами, создавая контекст, в рамках которого понимается сообщение»2.

В рамках британской культуры постмодерна РКС сменяют друг друга. Каждая из них проходит цикл становления—зенита—слома и получает устойчивое наименование. Можно выделить две комплексные РКС в истории британской политической коммуникации конца XX — начала XXI в.: sleaze и spin, причем последняя распространилась на большинство социальных институтов. Можно вспомнить и о периоде гласности в СССР/России, причем, как мы видим, названия этих ситуаций непереводимы на иностранные языки (glasnost и perestroika), поскольку объясняют уникальную в пространстве-времени конфигурацию отношений, прежде всего коммуникативных. Мы утверждаем также, что главной чертой РКС является воспроизводимость в сознании аудитории в форме фрейма восприятия по принципу «призраков прошлого».

Безусловно, развитие коммуникации по модели рамочных ситуаций составляет угрозу демократическим процессам делиберации и социального контроля. С учетом складывания РКС, во-первых, горизонт политического прогнозирования снижается до периода существования данной РКС; во-вторых, растут медиакратические тенденции, т. е. медиа и политика сращиваются в зоне интересов и принятия решений; в-третьих, объяснимы электоральная апатия и резкие переходы от «политического медового месяца» к тотальному разочарованию в системе публичного администрирования, поскольку аудитория не имеет шанса контролировать политическую коммуникацию. В рамках осмысления отдельных рамочных ситуаций нами выработано понимание того, что они представляют собой фундаментальную угрозу принципам демократического процесса, а также порождают широкий общественный диссонанс. Особенно ярко негативная симптоматика проявилась в Британии во время информационных и военных кризисов начала XXI в.— «Черигейта» и «Иракгейта».


1 Bitzer L. F. The Rhetorical Situation // Philosophy and Rhetoric. 1968. N 1. P. 12. Подробнее о функциональной риторике и риторической ситуации см.: Bitzer L. F. Functional Communication: A Situational Perspective // Rhetoric in Transition / Ed. by E. .E. White. University Park: Pennsylvania State University Press, 1980. P. 21–38.

2 Cappella J. N., Jamieson K. H. Spiral of Cynicism: The Press and the Public Good. Oxford: University Press, 1999. P. 44.  

[14]

Написать комментарий

Пожалуйста, заполните поля, отмеченные (*)